ОБОРУДОВАНИЕ МАТЕРИАЛЫ

man_Sheet_135.jpg

Присоединяйтесь к нам на:

YouTube Twitter Skype Facebook

В современных условиях, к сожалению, не все полиграфические предприятия, особенно находящиеся на самофинансировании, могут себе позволить покупку новых машин. В этом случае выручает рынок бывшего в употреблении оборудования, что подтверждает опыт московской компании «Каре».

На сегодня она обладает полным комплексом полиграфического производства, ее основное направление деятельности — профессиональное изготовление малоформатной картонной упаковки и различной рекламной продукции. Это частное производственно-полиграфическое предприятие с более чем двадцатилетней историей. Надо сказать, что частных предприятий, имеющих такой солидный стаж, в нашей стране не так много, тем интереснее была наша беседа  с генеральным директором и владельцем типографии «Каре» — Евгением Седовым.

История

Эта типография, — пожалуй, наиболее классический вариант развития полиграфического предприятия. Все начиналась с однокрасочной малоформатной машины, взятой в аренду: «В этом году мы отмечаем 22 года нашей работы. Начинали в далеком

1993 г. практически на пустом месте  — в одном научно-исследовательском  институте (точнее, в его копировально-множительном центре) работали две машины Romayor, на которых тиражировали необходимую документацию.  И вот эти машины мы на первых порах взяли в аренду и начали пробовать на них работать, изготавливая коммерческие тиражи. Начинали с очень простых заказов бланков и визиток. Постепенно машины выкупили. Одна из них до сих пор стоит в типографии, хотя и не используется, планируем ее когда-нибудь на постамент поставить».

Начало 90-х гг. — время, когда спрос на печать был довольно высокий, а мест, где эти заказы выполнялись, да еще и качественно, надежно и ответственно, было не очень много. Поэтому тем типографиям, кто начинал в те времена, было, с одной стороны, легко, но, с другой, сложно, поскольку такое понятие как «финансирование» в те времена вообще отсутствовало, все можно было делать только на свои заработанные: «Несмотря на то, что время было благоприятное, тем не менее, наша типография развивалась постепенно. С самого начала мы привыкли полагаться только на свои возможности и самофинансирование. А эти возможности и раньше, и, тем более сейчас, довольно скромные, поэтому большинство устройств мы приобретали бывшее в употреблении, да к тому же и обслуживали его сами. Еще в конце 80-х–начале 90-х я работал в компании «Полигафмонтаж», так что опыт монтажа и обслуживания печатной техники был немалый, что и помогает в работе с бывшим в употреблении оборудованием».

Довольно скоро возможностей двух Romayor стало не хватать, хотя к тому времени в типографии на нем печатали даже полноцветную продукцию — одними из первых в Москве. В результате в «Каре» появился «старший брат» — Dominant.

«К тому времени уже сформировался определенный контингент заказчиков (кстати, многие из них до сих пор с нами), и их требования росли. Мы в то время специализировались на рекламной продукции и, естественно, многие заказчики хотели видеть ее в качественном исполнении и, разумеется, в цвете. Поэтому очередным этапом развития типографии стала замена Dominant на двухкрасочную машину Heidelberg M-Offset, на которой печатать цветную продукцию стало намного  проще».

Поворот

Следующий виток развития типографии был довольно радикальным. В начале нулевых годов она полностью сменила профиль своей деятельности, что, вообще говоря, занятие довольно рискованное: «Однажды один наш постоянный клиент обратился к нам с предложением напечатать помимо рекламы еще и коробку. В его компании открылось новое направление — производство товаров народного потребления, для которого требовалась упаковка. Тогда у нас таких возможностей не было, точнее, отпечатать ее мы могли, а вырубить и склеить было сложно. Стали постепенно приобретать соответствующие устройства. В результате постепенно в типографии собрался довольно обширный парк оборудования уже применительно к производству упаковки. Мы купили тигельные прессы, на которых можно проводить вырубку и тиснение, затем появился вырубной пресс Iberica и фальцесклеивающая машина BOBST. Все это мы приобретали в европейских типографиях. Машина BOBST оказалась «в возрасте» (мы с ней ровесники), но она абсолютно не убиваемая, если не сказать вечная. Она успешно работает и по сей день, хотя продукция у нас непростая».

Ниша

«Каре» работает в довольно любопытной нише — малоформатная картонная упаковка. Существенная доля ее заказов — упаковка одноразовых туалетных принадлежностей для гостиниц, причем самых разных. Помимо этого, есть заказы и на производство парфюмерно-косметической упаковки. Рынок этот очень требовательный к качеству, и в определенный момент в типографии поняли, что нужна новая машина, позволяющая печатать упаковку на высочайшем уровне качества и в один прогон. Начали выбирать. «Надо сказать, что машины manroland нам всегда нравились. Мне доводилось не раз их видеть в работе в разных типографиях, и всегда их владельцы были ими довольны. Поэтому когда мы начали присматривать себе машину, обращали внимание именно на эту марку. Смотрели, конечно, и другие, но предпочтение отдавали именно manroland. Машину искали в европейских типографиях, поскольку, по нашему мнению, в России купить хорошую и недорогую бывшую в употреблении машину практически невозможно. Если машина в хорошем состоянии, то за нее просят дорого, а недорогие на практике оказывались полностью убитые. Как-то так получается, что у нас бережно эксплуатировать машины не умеют: зачастую не соблюдают и планово-предупредительное обслуживание, и ремонт. А в одной голландской типографии мы нашли Roland 300, который использовался для печати календарей и рекламы. И хотя машина была не очень свежей, но в очень хорошем состоянии, с не очень большим пробегом (120 млн отт.) и по приемлемой цене. Так у нас и появился Roland 300 который стал для нас главной «рабочей лошадью», на которой мы сейчас печатаем практически все заказы».

На двухкрасочном Heidelberg в типографии теперь печатают только черно-белую продукцию, в первую очередь бланочную, заказы на которые по-прежнему не редкость. Причем машина успешно печатает бланки на «самокопирке», которые потом нумеруются на механическом нумераторе.  Казалось бы, этот сегмент продукции уже давно должен был уйти «в цифру», но он остается в офсете и в приличных объемах. Цифровая печать здесь пока не может обеспечить хороший уровень экономической эффективности.

Машина

«Что касается Roland 300, то перевозка и монтаж машины на новом месте не вызвал абсолютно никаких проблем. Мы опасались, что выставить секции будет сложно, все таки и машина не новая, и перевозка дальняя, но все прошло идеально.  Она встала и состыковалась сразу без малейших проблем. И практически сразу мы отпечатали на ней коммерческий заказ, и выполнен он был безупречно.  Можем уверенно заявить, что 120 миллионов листов для печатной машины Roland – это не пробег».

Что касается качества печати машин manroland, то производитель гарантирует ее стабильность и необходимую точность приводки до 500 млн отт. при правильной эксплуатации и соблюдении сроков обслуживания. Так что установленный Roland 300 — только в начале эксплуатации (он может без проблем пройти еще три раза по столько). Евгений Седов подтвердил репутацию машин manroland: «Машина работает отлично, к качеству печати у наших клиентов претензий нет. Я очень доволен теми инвестициями, которые мы сделали в машину Roland 300. Ну а то, что мы это сделали без кредитов и лизингов, позволяет нам уверенно смотреть в будущее даже в такое сложное время, как сейчас. У нас в этой связи два преимущества: нет тяжелой долговой нагрузки, как в некоторых других типографиях, и хорошая, годами проверенная клиентская база, — со многими нашими партнерами мы работаем долгие годы и никогда их не подводили. Поэтому у нас и сейчас есть вполне приличный объем заказов». Пожалуй, добавить здесь просто нечего.